Какие нефриты есть в бурятии

Ранее ARD публиковал первую часть специального расследования БАБРа о бурятском нефрите.

Есть десятка полтора легальных фирм, крышуемых криминальными авторитетами или силовиками.

Есть бригады черных копателей, работающих «по понятиям» и «таежным законам». В последние годы такие особенно зачастили в Окинский и Тункинский районы, где центральная власть представлена слабо, если не сказать, что ее нет вообще.

Северней, на Баунте власти нет тоже, но там добывают дорогой белый нефрит, а значит — игроки серьезней и «понятия» строже. К тому же на добычу белого камня недавно крупно зашли федеральные структуры, которые постепенно подминают под себя все наиболее лакомые месторождения.

Поэтому самый беспредел — на юге. Именно отсюда, из Окинского района постоянно поступают криминальные сводки о перестрелках и»наездах», а также об убитых и раненных пехотинцах нефритовых войн.

Добыча нефрита — дело неблагодарное. Сборные артели по несколько десятков тертых, бывалых мужиков уходят в тайгу на полгода, а иногда и год. Все — с богатым, часто тюремным или военным опытом за плечами. Случайных людей здесь почти нет.

Существует два основных способа добычи. Первый. Ныряльщики. Специально обученные люди ныряют в русла рек, выискивая нефритовые окатыши — самородки. Отдельные образцы могут стоить больше десяти миллионов рублей. Но этот способ добычи считается крайне опасным, ныряльщики гибнут каждый год, несмотря на дорогое, профессиональное снаряжение. Тайга есть тайга.

Поэтому основные силы и легальных и нелегальных добытчиков брошены на разработку породы вблизи ключевых месторождений. Копают в промышленных масштабах, с применением взрывчатки, тяжелой техники, сложного горного оборудования.

Первичное сырье — многие десятки тонн — вывозят по зимникам, накатанным таежным дорогам (есть и такие), просекам ЛЭП. Известны случаи, когда большие партии нефрита с Баунты и Муйски этапировали на большую землю вертолетами. В обратную сторону по тем же дорогам и проселкам везут ГСМ, еду, технику, инструменты.

Надо отдавать себе отчет, что у этого бизнеса сложная, разветвленная логистика. Все работает по отлаженным схемам и проверенным методикам. Так же, как у уже упомянутых американских бутлегеров или, скажем, колумбийских наркобаронов.

Бригады, работающие в тайге, как правило, состоят из русских. Это черновая рабочая сила. За сезон опытный добытчик может получить от 300 тысяч до 1 миллиона рублей наличными. Но это копейки по сравнению с прибылями, выручаемыми владельцами артелей.

Поднятый нефрит складируют в Улан-Удэ, Иркутске или Чите. Здесь же первичный материал сортируют на партии в зависимости от качества и продают за рубеж. Покупатель всегда один — Китай. У наших азиатских соседей этот загадочный камень ценится много больше золота. Этим и живем.

Впрочем, монопольный китайский спрос имеет свои минусы. Говорят, несколько лет назад в КНР случился настоящий нефритовый бум, из Бурятии выметали буквально все без оглядки на стоимость. Цены на белый нефрит подскочили до 15 тысяч долларов за кило. Однако очень скоро предприимчивые жители Поднебесной смекнули, что являются по сути единственными покупателями бурятских нефритов, и что без них этот обширный теневой рынок просто перестанет существовать.

В результате китайцы начали жестко демпинговать и быстро облущили цены, снизив чек за килограмм белого нефрита до 3-5 тысяч долларов. Очень напоминает историю с российским газом, не правда ли?

Тем не менее, добыча нефрита продолжает оставаться крайне прибыльным бизнесом. Пожалуй, в Бурятии нет бизнеса выгодней. Допустим, за килограмм белого нефрита поставщик получает 3 тысячи долларов, в то время как себестоимость добычи этого килограмма, по неофициальным данным, редко когда превышает 10-30 долларов. Прибыль считайте сами.

И никаких налогов — даже легально зарегистрированные конторы-добытчики на бумаге стабильно показывают убыток. Старые-добрые бухгалтерские фокусы. Подобным образом в России работают многие, — например, лесозаготовители на севере Иркутской области.

Когда Михаил Ломоносов в далеком 18 веке говорил о том, что могущество России будет прирастать Сибирью, вряд ли он имел в виду именно то, что происходит с природными богатствами сибирского региона сегодня. Не так давно в редакцию нашего портала поступило обращение от предпринимателей Прибайкалья, которые настойчиво предложили нам обратить внимание на откровенно хищническое и беспардонное разграбление региона. Не сказать, чтобы это стало для нас новостью: текущие реалии, к сожалению, не оставляют сомнений в колониальном отношении федерального центра к Прибайкалью. Однако чем больше мы вглядывались в отдельные аспекты этой темы, тем чаще журналистский коллектив посещало ощущение нереальности происходящего.

Здравый смысл настаивал на том, что такого быть не может, потому что не может быть никогда. Однако факты, документы, судебные решения и свидетельства очевидцев говорят об обратном. Сегодня мы расскажем лишь небольшую часть от ставших известными нам событий, и постараемся наметить общую канву повествования. Темой же для беседы станет нефритовый камень – события вокруг добычи которого с середины 2000-х годов стали одной из основных тем как в репортажах СМИ, так и в сводках правоохранительных органов.

Для начала стоит немного рассказать о нефрите, как таковом. Дело в том, что до определенного момента этот полудрагоценный камень не представлял для государства и внутреннего, российского потребителя, особого интереса. Все изменилось с развалом СССР и возросшим туристическим и бизнес-потоком граждан КНР в Прибайкалье: с удивлением для себя сибиряки выяснили, что за нефрит китайцы готовы платить более чем серьезные деньги. Так как полноценной инфраструктуры по добыче нефритового камня после развала СССР фактически не стало, то естественным образом этой темой стали заниматься частные лица и артели.

Читайте также:  Живу с одной почкой что мне можно есть что нельзя

Государство не снимало с себя вопроса контроля за добычей нефритового камня, однако до определенного этапа напрямую в процесс не вмешивалось. Выдавало лицензии, отводило участки для геологоразведки и добычи полезного ископаемого, однако самостоятельно добычу камня практически не вело. Вероятнее всего, потому, что на фоне иных полезных ископаемых, которыми так богата Россия, потенциальная доходность от нефритовой темы казалась не столь значительной. Во всяком случае, пока не возникало никаких проблем с добычей и экспортом нефти и газа, государственным корпорациям было, чем заняться, помимо добычи нефритового камня в нескольких районах Бурятии.

Если отбросить шелуху, то дело обстояло следующим образом. Эвенкийской общине на общих основаниях были выделены участки под добычу нефрита, чем она успешно и занималась. Не имея альтернативных источников дохода, представители общины нашли свою нишу на рынке, и существовали фактически автономно, в отличие от многих национально-культурных общин, не требуя дотаций от государства. Однако с начала 2012 года у общины начались проблемы: некоторые внутренние разногласия, вовремя поддержанные внешними интересантами, породили целый ряд проблем. Например, уголовное дело о якобы имевшем место хищении 20 тонн нефритового камня: по мнению следствия, он был добыт с нарушением закона. Камень был изъят, техника арестована, а деятельность общины парализована.

До сих пор в районах Республики Бурятия помнят о перестрелках, которые представители отдельных ЧОП, обеспечивающих сопровождение объектов Ростеха, устраивали с местными жителями. В некоторые районы, где добыча нефрита шла особенно активно, сотрудники полиции, органов государственной безопасности и следственного комитета выезжали по нескольку раз в неделю. Местное население не понимало и не хотело понимать, что на их земле нужно заезжим москвичам, которые и название района, в котором находились, не всегда могли вспомнить. Плюс к тому же вставал и другой вопрос: если сейчас добычу нефритового камня заберут структуры крупной государственной корпорации, на что будут кормить свои семьи те люди, для которых нефритовый бизнес долгие годы был основным источником средств к существованию?

О том, что ЗГРП – это не просто одна из многих десятков фирм, которые делают попытки найти свое место на нефритовом рынке, говорит хотя бы тот факт, что именно ей выделяются лицензионные цчастки под геологоразведку и добычу размером в сотни квадратных километров. В то время, как остальным желающим редко когда достается больше одного квадратного километра. Вполне возможно, что это случайность, однако на таком уровне серьезности вопроса случайности вряд ли возможны.

Фактически, одна из приносящих республике Бурятия значительную прибыль отраслей сегодня не просто оккупирована крупным бизнесом с московскими корнями – в здоровой конкуренции, как таковой, нет ничего плохо. Подчеркнем, лишь тогда, когда все конкурирующие стороны действуют в одинаковых условиях: проще говоря, настоящая конкуренция есть лишь там, где есть единство прав и обязанностей. В нашем же случае этого не наблюдается и близко: пользуясь невероятно лояльным к себе отношением со стороны всевозможных государственных органов, крупный бизнес катком проезжает по конкурентам, уничтожая их не качеством продукции и уровнем развития технологий работы, а административным ресурсом и готовностью идти на откровенные нарушения закона.

История Бурятии гораздо глубже и древнее, восходит к кочевым языческим племенам, Чингисхану, переплетена с русскими казаками и становлением российской государственности.

И, что самое интересное, во все времена неотъемлемой частью истории республики был один самых загадочных минералов Бурятии. Речь идет о нефрите.

В появлении интересного исторического феномена, характерного только для нашей республики, возможно, не последнюю роль сыграла близость с извечным ценителем нефрита — Китаем. Хотя… Известно, что во времена разрозненных кочевых племен поделочный камень уже ценился и использовался в качестве разменной монеты. А Чингисхан, объединивший монгольский мир, носил с собой нефритовую печать, выточенную в форме тигра, с уникальным оттиском.

Российское государство обратило внимание на нефрит в XIX веке, когда казаки-первооткрыватели отыскали в горах Восточных Саян залежи минерала. Большого значения минералу в империи не придавали, из него делали безделушки и иногда использовали как отделочный камень при строительстве. Серьезно вернулись к нефриту лишь в советские годы, когда геологи открыли россыпь месторождений в Бурятии. Перед войной были обнаружены Оспинское, Горлыкгольское, Уланходинское месторождения, было установлено, что нефрит имеется на реке Витим и ее притоках. Затем, уже много позже, в 80-х годах нефрит нашли не только в Баунте и Муе, но и в Закамне, Тунке и Оке.

Времена перестройки и кризис 90-х годов вписали, к сожалению, не самую лучшую страницу в историю бурятского нефрита. Но, к счастью, этот период уже позади.

В период с 2014 года и включая 1-й квартал 2018 года уплачено налогов и страховых взносов – 697 млн рублей. Оказана финансовая помощь на социально-экономическое развитие за такой же период — более 49 млн рублей.

За примером ходить далеко не надо. Бурятия является центром буддизма России, и ЗГРП принимает активное участие в возведении дацанов, выделяя средства на закупку материалов. К примеру, в Кяхтинском районе Бурятии на средства ЗГРП продолжается строительство Дворца Будды Ваджрасатвы, сообщили изданию в Буддийской традиционной сангхе России.

Читайте также:  Диета при пиелонефрите у детей раннего возраста

Недавно СМИ облетела тревожная новость: на торги был выставлен храм одной из местных буддийских общин. Речь шла о 19 млн рублей.

Численность сотрудников в добычный сезон на ЗГРП в 2017 году — 248 человек. Средняя зарплата — более 91 тысячи рублей в месяц.

ЗГРП установило крепкие дружеские отношения с местной районной администрацией, с которой уже много лет заключаются ежегодные Соглашения о социально-экономическом сотрудничестве. Несмотря на то, что основная задача предприятия состоит в производственном процессе, часть прибыли ЗГРП направляет на решение социальных проблем местных жителей. Это позволило менять в лучшую сторону социальную и экономическую ситуацию. Глава Баунтовского района Николай Ковалев отмечает, что с 2014 года район ежегодно получает от предприятия безвозмездную помощь от 8 до 9 млн рублей.

За период с 2014 года по настоящее время оказана финансовая помощь Баунтовскому району в размере более 34,5 млн рублей. Другим районам — более 14,6 млн рублей.

— Есть много положительных моментов в деятельности ЗГРП в нашем районе. Это занятость населения — с приходом предприятия появились официальные рабочие места, — говорит глава района Николай Ковалёв. – У нас отдаленный и труднодоступный район, это накладывает свой отпечаток. Хорошо, что крупное предприятие зашло на нашу территорию, и его руководители понимают специфику района, проблемы и трудности, вносят большой вклад в повышение уровня жизни.

— Это существенная поддержка, все-таки возрождение и сохранение культуры малых народов – важная и необходимая цель, — считает директор Центра эвенкийской культуры Оксана Цыбикова.

— В 2016 — 2017 годах мы отдельной строкой закладывали укрепление и поддержку материально-технической базы Музея народов Севера Бурятии. В общей сложности в 2016 году из фонда ЗГРП выделено 300 000 рублей, в 2017 году — 800 000 рублей. Проведен ремонт системы отопления, установлен новый котел. В планах на 2019 год строительство пристроя к музею, — сообщила заместитель руководителя местной администрации по социальным вопросам Ольга Бакуменко.

По словам заместителя руководителя местной администрации по социальным вопросам Ольги Бакуменко, в 2016 году из фонда ЗГРП было выделено 300 тысяч рублей, в 2017 году — 800 тысяч рублей. На эти суммы проведен ремонт системы отопления, установлен новый котел. В планах на 2019 год строительство дополнительного помещения к музею.

ЗГРП участвует и в решении таких важных задач, как ремонт и восстановление местных дорог и мостов. В 2017 и 2018 годах выделены средства на содержание и ремонт дороги общего пользования местного значения Байса – Россошино в сумме 1 млн рублей. Кроме того, на ремонт дорог по поселку Россошино ежегодно выделяется по 250 — 300 тысяч рублей, сообщил глава Баунтовского района Николай Ковалев. Для дорог внутрирайонного назначения проходит обязательная отсыпка. В 2016 году на средства ЗГРП предусмотрено 200 тысяч рублей. В 2017 году — 500 тысяч рублей, в этом году запланировано 100 тысяч рублей.

А еще совместно с Баунтовской ЦРБ и при финансовой поддержке ЗГРП решено приобрести стоматологическое оборудование. Это позволит жителям Баунтовского района быстро и незатратно решить проблему с лечением зубов. Успешно реализуются и другие проекты.

Ежегодно на ремонт дорог по поселку Россошино ЗГРП выделяется более одного миллиона рублей.

Как рассказал директор фабрики Валерий Блыскавка, добытый нефрит очень неоднороден, содержание сортового нефрита не превышает 10, в отдельных жилах 15%. Причём сортовой нефрит – это не отдельные куски, он размазан, находится внутри вмещающей его породы с корками, скарнами и дефектами. И для того, чтобы выделить сортовой нефрит, нужны производственные операции по вскрытию камня и его обогащению.

На предприятии работают порядка 50 человек. Изначально на фабрику набрали местных жителей до 25 лет. Это были простые ребята, желающие научиться сложному искусству камнереза. Для обучения пригласили опытных мастеров из Китая. Позже на базе фабрики заработала школа по подготовке обработчиков нефрита из местной молодежи.

4-й лунный день с элементом Вода. Благоприятный день для людей, родившихся в год Тигра, Кролика, Обезьяны и Курицы. Хороший день, чтобы постигать науку, открыть вклад в банке, строить дом, шить и кроить одежду, приводить невестку, отдавать дочь в невесты, покупать и продавать вещи, для благих и мирных дел. Неблагоприятный день для людей, родившихся в год Коровы, Дракона, Овцы и Собаки. Не рекомендуется начинать конфликты. Отправляться в дорогу – к плохим вестям. Стрижка волос – к улучшению самочувствия, к увеличению энергии.

5-й лунный день с элементом Гора. Благоприятный день для людей, родившихся в год Лошади, Овцы, Обезьяны и Курицы. Хороший день, чтобы заказать молебен, судиться, для жёсткого решения некоторых вопросов. Неблагоприятный день для людей, родившихся в год Тигра и Кролика. Не рекомендуется заводить новые знакомства, начинать преподавательскую деятельность, а также проводить похороны и поминки. Отправляться в дорогу – к утратам и краже. Стрижка волос – к приумножению скота, вещей и денег.

В какой-то тысяче километров от Окинского района Бурятии — XXI век, законы, интернет, одним словом, цивилизация. А здесь, в Саянах, на самой границе с Монголией , — банды черных старателей с кайлом и лопатой, контрабандисты, стрельба на рудниках, миллионеры, за один день спускающие в иркутских кабаках бешеные деньги. Сюжеты для Джека Лондона , только народ здесь болен не золотой, а нефритовой лихорадкой.

Читайте также:  Питание при цистите для собак

Граждане охранники, это налет!

Оказывается, биться есть за что. В России 2 тонны нефрита стоят 200 миллионов рублей, это примерно 3 миллиона долларов. Но интерес нефритовой мафии лежит за пределами нашего государства.

Нефрит исцеляет от всех болезней

— Его называют императорским, — рассказывает иркутский врач Андрей Давыдов , применяющий в лечении практики тибетской медицины. — Фигурки Будды, посуда, кубки, украшения из него есть в каждом китайском доме. Еще нефрит используют в медицине.

Метод назвали стоунтерапия. Врач водит камнями по телу, воздействуя на точки, отвечающие за больной орган. Или раскладывает в определенных зонах — вдоль позвоночника, на руки, ноги, стопы, ладони, а свободные поверхности тем временем массирует. Тепло от камней способно проникать в глубину ткани, отдавая свою энергию. Самый дорогой и редкий массаж — гуашу, скребковый, когда тело царапают нефритом.

— С его помощью лечат простуды, заболевания почек, желудка, позвоночника, сердечно-сосудистые, бронхолегочные, нервной системы, — говорит доктор Давыдов. — Камень обладает очень высокой теплопроводностью. Важно, чтобы нефрит, который используется при лечении, не подвергался специальной обработке, при этом из него уходят природная сила и энергетика. Особо ценится молочно-зеленый и белый камень.

На такое лечение большой спрос. Почти все китайские клиники, ориентированные на оздоровление богатых туристов из России и Европы , имеют в прайсе стоунтерапию и массаж гуашу. Хорошие камни везут из Бурятии, там — 90% всех российских запасов.

Вот в таких заповедных местах находят большие камни нефрита. Фото: Евгений САЗОНОВ

Каменных гор хозяева

— В Поднебесной нефрит тоже есть, но запасы истощаются, поэтому китайцы на наши горы глаз и положили, — рассказывает каменных дел мастер Александр Усцелемов. — Перевозка выгодна, несмотря на то что контрабанду конфисковывают. Вдобавок правительство КНР дает льготы, когда ввозят нефрит.

Роют нефрит экскаваторным ковшом, добыча килограммового куска обходится в 2 — 10 долларов. Столько стоит щебенка. Продажная цена скупщикам — уже от 500 до 3000 долларов. Когда камень доедет до Китая, его цена еще подскочит. Считайте прибыль.

— При обследовании территории Витимского лесничества выявлено 40 незаконных строений, — сообщают в пресс-службе прокуратуры Республики Бурятия.

Товар сдают оптовикам. Те организуют перевозку в Китай. И если добыча нефрита по закону ненаказуема, то вот нелегальный вывоз — уже преступление.

Вот этот обточенный рекой нефрит будет стоить в Китае очень дорого. Фото: Евгений САЗОНОВ

Силовики устроили настоящую охоту на контрабандистов. Но перекроют кислород в одном месте — нефритовая мафия тут же находит новые лазейки.

— Создали единый таможенный пост по Сибири . Теперь черным копателям понятно, что через любой таможенный орган СФО вывезти нефрит невозможно, — объяснил глава Республики Бурятия Вячеслав Наговицын . — Тогда они стали возить через Дальний Восток, Санкт- Петербург , по всей стране нефрит расползся.

Машины с драгоценным грузом тормозят на пути в Казахстан и Киргизию , камень прячут в продуктах, в угле. Кого-то ловят, кто-то проскакивает.

Минприроды разработало поправки к закону о драгметаллах и драгкамнях, чтобы приравнять к ним особо ценные сорта нефрита. Если поправки пройдут, его добычу частниками признают нелегальной. Это уже уголовная статья.

— Это означает, что незаконных добытчиков ждут сроки от одного до 5 лет лишения свободы, а в случае совершения преступления организованной группой — до 7 лет, — комментирует министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской.

Пока из-за работы стихийных артелей и последующего нелегального вывоза официальные компании, которые производят и продают продукцию из нефрита на внутреннем рынке и поставляют сырье в Китай, несут огромные убытки. А значит, теряет и государство. В 2012 году в Бурятии, по данным минприроды республики, нефрита добыто 1591,58 тонны. В 2013 году — 1000,62 тонны. Прогнозируют и дальнейшее сокращение. Сколько ушло налево, посчитать невозможно.

Каменный детектив

2 февраля 2010 года

В Бурятии возбудили уголовное дело против заместителя министра внутренних дел республики Александра Черных. Выяснилось, что Черных в сентябре 2009-го направил в Баунтовский район на месторождение нефрита группу милиционеров, чтобы остановить легальных добытчиков камня. Трое суток копателей держали в заложниках, а потом отпустили. Подозревают, что он крышевал добытчиков камня.

5 февраля 2014 года

Перестрелка на прииске — все там же, в Окинском районе Бурятии. Две группировки черных копателей не поделили территорию. Завязалась перестрелка, двоих убили.

5 июня 2015 года

В Бурятии ограбили китаянку-предпринимательницу, которая приехала за нефритом. Привезла с собой 28 миллионов рублей.

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

Евгений САЗОНОВ

Так же когда-то по берегам Витима искали золото. А где золото — там грязь и кровь. Только сейчас место проклятого металла занял камень. Красивый. И тоже проклятый.

Нефрит — поделочный камень разнообразной окраски. Используется для изготовления сувениров, украшений. В Китае ему приписывают способность защищать владельца от потусторонних сил, обеспечивать долголетие и семейное благополучие. Из этого камня в Поднебесной делают инструменты для массажа, посуду, свойства которой считают целебными.

Читайте также:
Adblock
detector